koalena: (haircut)
http://lemura.livejournal.com/227002.html Британское имперское планирование
koalena: (haircut)
В далеком 1897 году толпа греков, недовольных требованием правительства в этом году не сжигать чучело Иуды и не стрелять в Страстную неделю, решила разнести дом британского гражданина Давида Пасифико, еврейского бизнесмена из Португалии, жившего в Афинах. Распоряжение правительства было связано с тем, что в этот момент в стране находился Меир Ротшильд, у которого Греция надеялась получить займ, и, не желая задеть чувства потенциального кредитора, греческое правительство отдало распоряжение народу фитильки-то притушить.

Энтузиазма это решение не вызвало ровным счетом никакого, поэтому еврей Пасифико с семьей обнаружил себя спасающимся на чердаке собственного дома от антисемитски настроенной толпы, разносящей и грабящей его жилище. Пасифико и членов его семьи спасла полиция, в толпе же, судя по некоторым источникам, находились и детки тогдашних греческих министров.

История, в отличие от сотен тысяч других погромов, имела занимательное продолжение: Пасифико оценил свои убытки (по некоторым источникам, значительно их преувеличив) и подал в суд, потребовав от греческого правительства компенсации. К его дому снова пришла разъяренная толпа, но на этот раз погрома не было, а Пасифико, поразмыслив, добавил к требованиям еще и сумму компенсации за моральный ущерб. Греческое правительство его требования проигнорировало.

Но, напомню, что Пасифико был подданным британской короны. К которой он в результате и обратился за помощью.

В 1849 году посол Соединенного королевства в Греции Томас Вайз, по распоряжению, естественно, министра иностранных дел Британии лорда Пальмерстона, представил греческому правительству ноту с претензиями на два острова, а также с требованиями компенсаций по целому ряду инцидентов, включая ограбления и избиения британских моряков, ну и за нанесенный Пасифико в тому же году ущерб. Сумма была грандиозной, но заодно британцы пожелали получить немедленно задержанные выплаты по британской доле займа в 60 миллионов тогдашних франков.

Греческое правительство все эти претензии отвергло. После чего Уильям Паркер, командующий Британским флотом на Средиземном море, собрал у входа в Дарданеллы 15 современных кораблей (731 орудие, 8 тысяч моряков), и со всем этим великолепием 30 декабря встал на якоря на рейде Пирея. Паркер и 20 его офицеров были приняты с почестями во дворце.

На следующий день после приема Паркер и посол Британской короны Вайс попросили “по срочному вопросу" аудиенции у греческого министра иностранных дел Анастасиоса Лондоса. Последнему Вайс с порога заявил, что “вам известны мои дружественные, по отношению к Греции, намерения", и, видимо, желая подтвердить эти намерения, перечислил все претензии Британии к Греции, о которых я писала выше и потребовал удовлетворения этих требований в течение 24 часов. Причем оговорил, что не намерен обсуждать вопрос о том, являются ли эти требования справедливыми.

Британская манера вести переговоры оказалась для греков и мирового сообщества несколько новой и неожиданной. Лондос побежал сперва к премьер-министру, а затем к послам Франции и России (тогда Греция была самостоятельной разве-что номинально). Немедленно собранный греческим правительством юридический комитет пришел к выводу, что претензии Британии необоснованы, несправедливы и противоречат международному праву. Британский ультиматум был официально отклонен, греки заявили, что согласны на посредничество Франции и России.

6 января посол и персонал консульства Соединенного королевства поднялся на борт флагмана The Queen, а британский флот невозмутимо начал блокаду Пирея и еще ряда портов, с параллельной конфискацией греческих кораблей в качестве “гарантии выплаты компенсаций". Причем с маленьких парусных судов англичане снимали рули, паруса и весла. Торговля была парализована, народ сплотился вокруг монарха, Европа возмущенно взирала на маленькую и слабую Грецию, которая бьется с Британским гигантом. Патриотически настроенный народ желал битвы и родил песню про “если на то тебя хватит, англичанин, ну-ка выйди на берег, услышь ружья и греческие мечи". Король Греции поинтересовался у одного ветерана Греческой революции 1821 года шансами эллинов в случае войны, на что получил короткий ответ ”у Паркера больше орудий, чем у нас ружей".

Лорд Палмерстон, напомню, автор ноты с претензиями, был в конечном итоге вынужден отказаться от территориальных требований к Греции под давлением России и Франции и под шквалом международного негодования. Но упрямо остался на позиции защиты имущества и жизни британских подданных.

Европейское общественное мнение, кстати, выступило с решительным осуждением позиции Пальмерстона. Французская газета Revous de Deux Mondes писала: “Мы наблюдаем насилие над слабым и беззащитным государством, используя блестящий флот Но из-за чего ? По причине жалкого дела, о незаконных и жалких претензиях какого-то еврея Пасифико. Где право наций, если Англия сама решает что есть право?” Британские СМИ тоже своего главу МИД несли по кочкам: лондонская Morning chronicle писала: “.даже Лорд Палмерстон должен стыдиться, что выставил всю ударную силу британского флота из-за мебели Пасифико”.

В общем, судьбы блокады, Пальмерстона, и компенсации “какому-то еврею" должны были решить дебаты в Палате Лордов (где Пальмерстона не поддержали и оказались перед дилеммой - отправлять ли в отставку правительство, против которого проголосовала Палата Лордов?) и в Палате Общин - где, в итоге, и должно было состояться решающее голосование. Пальмерстон произнес блестящую пятичасовую речь. В ней он помянул “тираническое правление" в Греции, ее тяжелое внутреннее положение, и добил слушателей фразой: "Как гражданин Рима в былые времена был свободен от унижения, когда он мог заявить Civis Romanus sum, так и британский подданный, на какой земле он бы не находился, должен чувствовать себя уверенно, зная что зоркий глаз и сильная рука Англии защитят его от несправедливости и обиды". Он получил поддержку большинства в 46 голосов.

При всей красоте этой фразы, международный кризис усиливался и выходить из него Пальмерстону как-то было нужно. Он согласился на французское и российское посредничество, и встречался в Лондоне с послами обеих держав. В результате стороны пришли к соглашению, что Греция извинится за избиение британских матросов и выплатит Англии 8.5 тысяч фунтов, а англичане освободят все захваченные суда. Согласие на французское посредничество для британцев было унизительным само по себе. Поэтому, после принятия этих условий, заключенное при посредничестве Франции и России соглашение поехало в Грецию по длинному маршруту Лондон-Берлин-Вена-Триест-Афины. А по короткой дороге, через Лондон-Марсель-Афины, Пальмерстон отправил послание Вайсу с приказом еще раз показать грекам мощь Империи. Письмо прибыло в Пирей 12 апреля, и Вайс объявил, что если в течение 24 часов греческое правительство не согласится на выдвинутые им ранее условия, блокада начнется снова.

Правительство, которое до этого еще держалось, перед лицом еще одной блокады решило не искушать судьбу и подписало условия Вайса на выплату огромной суммы всем, у кого были претензии. Пасифико получил деньги и за мебель и за моральный ущерб. Это вызвало такую бурю возмущения, что посол Франции был отозван из Лондона с формулировкой “его пребывание там претит достоинству Франции".

Пасифико получил компенсации и уехал в Британию, лорд Пальмерстон оставался на посту до 1851 года, а с 1852 стал министром внутренних дел, а после и премьером. На этом посту Пальмерстон и скончался.


P.S. Кстати, Палмерстон вообще был интересный товарищ. Пост министра иностранных дел он был вынужден покинуть когда, после устроенного Луи Наполеоном роспуска Национальной Ассамблеи, написал ему, что тот правильно сделал, ибо Британская конституция имеет исторические корни, а Франция прошла через 5 революций с 1789 (на дворе был 1851) и конституция Франции 1850 года "не более, чем наскоро нацарапанная ерунда, составленная этими полудурками Маррастом и Токвиллем и придуманная для того чтобы мучить и морочить французский народ". Ее Величество was not amused, что это письмо ушло без ее ведома и не совпадает с официальной позицией Короны (британцы решили взирать на очередной переворот у французов нейтрально). Так что Пальмерстон ушел в отставку с поста и быстро возглавил МВД.
koalena: (Default)
Мы гуляли по Йорку. Йорк, повторюсь за еще миллионом человек, совершенно восхитительный город, и хотя мы там и переночевали, и бродили с утра до ночи, но посмотреть нам удалось даже не половину, а гораздо, гораздо меньше. Мне хотелось "разбиться на тысячу маленьких медвежат", то есть еще хотя бы человек на 10 и ходить и смотреть во все стороны.

С утра мы пошли смотреть Йоркский собор. Я не знаю, что можно написать, кроме набора нечленораздельных восторженных междометий, а также того, что мне опять не хватало всего пары глаз, чтобы смотреть на все одновременно и параллельно читать надписи.
Оттуда мы ушли гулять в Shambles и окрест, строя планы на вечер, когда можно будет пойти на Ghost walk - экскурсию по домам с привидениями Йорка. Именно пока мы обсуждали планы, возле одного из пабов С. и [livejournal.com profile] middaysniper углядели крепкого мужчину лет около 30+ или 40, который показывал какой-то прием на приятеле. Обоим нашим мужчинам показалось, что это что-то, чему учат в Гивати и С. пошел спрашивать. Его новый знакомец даже не знал, что такое гивати, зато с радостью признался, что этому учат у англ паратруперов и еще он умеет вот так и вот так, на что С. показывал ему как он умеет и мы с [livejournal.com profile] lemura призадумались, как бы их разъединить, пока вокруг не собрались желающие поглядеть на новый аттракцион в Йорке. Тут паратрупер выяснил, что вот так учат в израильской армии и предложил немедленно отправиться в паб и выпить по этому поводу. Мы отказались, сказав, что сейчас у нас планы, но пообещали непременно через несколько часов вернуться.

Шли мы, собственно, в Jorvik, где было оч. интересно, хотя с аутентичными запахами они, по-моему, слегка перестарались. Дело в том, что там можно спутешествовать по поселению викингов, под рассказ что кто делает, как и почему и что где находится. И там на манекенах-автоматах аутентичная одежда, они пользуются не менее аутентичной утварью и так далее и тому подобное, но дотошные англичане воспроизвели еще и аутентичные запахи. И пахло там совсем не розами.
Впрочем, в викторианском квартале тоже было интересно и глаза разбегались, и тоже были аутентичные запахи. В силу этого мне там очень понравилось у гробовщика, т.к., в отличие от станции смены лошадей, пахло свежеоструганым деревом, а не лошадиной мочой.

В Йорке мы пили чай в Tea room и ели викторианские десерты. Разочарование - Tea room мы выбрали за старость постройки, но чай был - о ужас - из пакетиков. А викторианский десерт, хоть мы и заказали три разных куска торта, оказался во всех трех случаях вкусным, но очень тяжелым. Не понимаю, как дамы могли уплести такой, тяжелый как кирпич, торт.

А на прогулку с призраками номер один мы опоздали и решили, что час дожидаться следующей будет наиболее разумно в The Yorkshire Terrier Inn, где мы обещали выпить с паратрупером. Он все еще был там и С. незамедлительно купил ему пива. Есть нам все еще не хотелось, так что мы (кроме меня, т.к. я была еще на антибиотиках) пили pale ale (вкусно, я попробовала) и пытались вычислить через интернет, где самая ближайшая к пабу по времени и расстоянию ghost walk. И тут к нам пришел наш новый знакомец, который представился Найджем и в итоге на призраков мы решили плюнуть - жили они сотни лет в Йорке и до нашего следующего визита дождутся, а вот с живым хорошим человеком поговорить за хорошим элем - это не каждый день.

Найдж провел 16 лет в армии, рассказал про английские методы борьбы с сомалийскими пиратами, пожелал выучить как на иврите cheers! и thank you и вообще это был хороший вечер. Когда будем в Йорке снова, опять пойдем пить с Найджем.

Одна из первых вещей, которые спросил у нас Найдж, это были ли мы у еврейского мемориала в Йорке. Мы не были. "Вы обязаны пойти",- сказал он, - "это ваша история". У меня смутно что-то забрезжило и я полезла в интернет искать. Найдж тем временем рассказывал, что это одна из самых мрачных страниц истории Йорка и что, насколько он знает, многие евреи уверены в том, что до сих пор существует еврейский же запрет на посещение города и даже на то, чтобы там просто перекусить по дороге.

Рассказывал он на самом деле о погроме, который произошел в Йорке в 1190 году, когда из-за кровавого навета вся еврейская община Йорка (около 150 человек) была вынуждена сначала укрыться в башне, а позднее, когда стало ясно, что защиты от властей им не дождаться и толпа вот-вот ворвется и всех перебьет, евреи покончили жизнь самоубийством. Те немногие, кто верил в то, что толпа прислушается к голосу разума, вышли из башни наутро и были растерзаны.
С тех пор евреи в Йорке не селились и действительно существует слух о религиозном запрете посещать город.
В 1978 году в Clifford's Tower, которая стоит на месте сгоревшей тогда, в 12 веке деревянной башни, в которой спасались евреи Йорка, была установлена памятная табличка. Где-то я находила, что в церемонии принял участие потомок человека, который возглавлял погром.
Отмечу, что когда я искала русскоязычные источники по этой теме, я нашла там инфу вроде "евреи всех достали своим ростовщичеством и поэтому..." и тому подобные эмоционально окрашенные "факты".

В башню мы наутро, к сожалению, не успели (нам надо было спешить на поезд в Лидс), но мы обязательно пойдем в следующий раз. Жаль, что мы не знали об этом раньше, т.к. музей, в котором мы днем были, совсем рядом.
koalena: (Default)
"все побежали, и я побежал" (с)
В смысле, что из френдленты я неожиданно узнала, что настала годовщина путча и все делятся воспоминаниями. Воспоминаний у меня примерно три.
1. В ту пору мне было 16 лет, я закончила школу и уже поступила в Политех, практически ничего, кроме компьютеров, меня не интересовала, и это отсутствие интереса распространялось и на политику. Поэтому я с удовольствием прослушала выступление путчистов по радио, весело смеясь и полагая его выступлением какого-то сатирика, которого мне не удалось узнать по голосу. Когда выяснилось, что это они всерьез, я испытала некоторое разочарование.

2. Относиться к ним всерьез я была не в состоянии и даже звонок моего бойфренда из Штатов ничего в этом плане не изменил.

3. Через день, вроде, на площади у большого ТЦ (самый центр города) начали собирать подписи против путчистов, подписываться надо было полным именем-адресом-номером паспорта. Люди подписывались. Я с интересом посмотрела на т.н. "серый дом" (здание КГБ), который находился напротив, через парк, хмыкнула и удалилась.

Что тогда произошло с демократией в России - понятия не имею. И не хочу.
Мой 1991 был вот такой. А что тогда случился еще и путч, я благополучно забыла.
koalena: (think&dream)
Вчера рылась в старых бумагах, нашла сверток со всеми письмами и открытками, что мне когда-то писали (минус переписка с [livejournal.com profile] mr_voron, которую я благополучно сожгла сдуру).
Начальная школа -- детский аккуратный по карандашным линеечкам почерк, фломастеры, пожелания получать пятерки. Одну открытку я сфотографировала и показала подписавшей -- в 1984 году она поздравляла меня с днем рождения, мы вместе занимались балетом и учились в одной школе, недавно я ее нашла на одноклассниках -- живет в Египте, красивая, счастливая, очень доброжелательная. Мы обе поахали над открыткой двадцатичетырехлетней давности. Остальные открытки из младшей школы не такие интересные, наверное, потому что с теми,к то их писал, я давно-давно не контактирую.

Девяностые:
Потом письма -- разрисованные вручную конверты, чайки над морем, диковинные цветы. Письма на отдельных желтоватых нелинованных листах, много картинок -- я их еще не перечитывала, но держать их в руках очень приятно. Интересно, где теперь их автор?

Очень узнаваемый летящий почерк Ниэнны, распечатки, руны, конверты почему-то рассыпались по сгибам, а письма целы. Тоже еще не перечитывала.

Открытка от [livejournal.com profile] zelen55, нарисована им же, плюс стихи. Распечатка стиха собственного(?) сочинения непонятно от кого -- подписано вручную, разобрать не могу ни буквы.


Знаете, мне стало жаль, что я давно перешла на мэйлы.
koalena: (tsss!)
Одноглазники.ру, которые, как мне казалось, уже принесли мне всю пользу, которую могли, неожиданно, как это говорится, доставили.

Утром за кофе я не без удивления обнаружила, что мне за фото на одноглазниках кто-то поставил "1". Я хрюкнула от восхищения -- первый кол все-таки -- и пошла смотреть, кто это такой дерзкий. Имя мне ни о чем не говорило, фото в профайле не было, единственное общее -- человек учился со мной в одной школе, причем в одно со мной время. Я задумалась.
И вспомнила! Человек с таким именем был один в параллели, это был мальчик ростом с хомяка в прыжке, который мнил себя подарком для каждой девушки. И я ему дала по морде на выпускном вечере, потому что он посмел меня схватить за талию, когда я шла мимо (а шла я в Зал Боевой Славы смотреть "Звездные войны").

Наверное, у меня хороший удар правой, если 17 лет спустя человек помнит. Это у него с тех пор ничего интересного в жизни не случилось?
koalena: (Default)
Вели с любимым Gremlinnом душевные разговоры в аське о том и сем, всплыла тема походов и я вдруг вспомнила историю, которую немедленно ему рассказала.
Результат меня позабавил и я ее вырезала из лога, подредактировала и помещаю в жж, чтоб не посеять, а то забуду и мне будет жаль.
Итак, 1990 год, лето перед выпускным классом, я и мои дражайшие одноклассники плюс классная, мой папа и кто-то еще из пап отправляемся в поход.
Прибыли мы куда-то на пустынный берег Иртыша и панеслось.

День был жаркий и солнечный, так что бОльшую часть дня я пролежала на солнцепеке в песке на одеяле с книжкой или так, периодически переворачиваясь. К вечеру все, кто пытался мне подражать, капитально сгорели, а я приобрела красивый золотой цвет. К темноте мальчики удалились пить в палатку (с ними было договорено, что втихаря принесенное спиртное конфисковывать не станут и мешать не станут, но они не будут буянить в процессе поглощения спиртных напитков), а девочки - в другую, то ли играть в карты, то ли гадать, мне было пофигу, я сидела у костра и радовалась, что ночь, почти тихо, река плещет, костер горит. Мне было хорошо.

невырезанный кусок лога
Gremlinn: ‎
ОДНА?
‎Koalena: ‎
одна

end of невырезанный кусок лога

Потом из палатки вылез Вадик, сел на бревно и стал объясняться мне в любви, периодически пытаясь прилечь мне на плечо.
Я его вежливо предупредила, что еще раз и спихну в костер, сходила к палатке мальчиков и сказала Очень Большому и Сильному Саше, который у них считался главным, что Вадик щас упадет в костер и положить бы его спать. Пришел Саша, закинул Вадика на плечо, и унес вдаль.

‎Cтало опять тихо и хорошо.
Потом проснулась наша классная и стала всех искать. Все были на месте и даже не перемешались, мальчики относительно тихо и целеустремленно пили, девочки то ли спали, то ли продолжали гадать на картах.

Я посоветовала ей лечь спать и предложила печеной картошки.

Потом наличие по соседству от моего прекрасного костра двух палаток с дорогими одноклассниками (которые стали выползать к костру и портить собой чудесную ночь) меня совсем задолбало и я ушла гулять, как раз уже было совсем темно. На всякий случай я взяла топор: чтоб сказать, что ходила за дровами, если прицепятся на тему, где же я шаталась.

Я гуляла босиком по песку, а он от влаги и жары застыл коркой, которая трескалась под ногами. По ней было приятно бегать -- как вообще хорошо бывает летней ночью у реки под звездами в 15 лет. Назад к костру я вернулась бегом, с совершенно счастливым лицом и топором в руках.

Теперь я понимаю, что выбегать из темноты с топором и довольным видом было несколько неправильно, тогда же я совершенно не поняла, чего это девки сперва заорали, а потом стали у меня выяснять где я была и что делала.

Наконец-то все расползлись от костра по палаткам спать, а я легла головой на бревно и ногами к костру (я где-то читала, что так теплее) и задремала.

Ранним утром к костру стал сползаться замерзший в палатках народ и я опять обнаружила Вадика, который пытался лечь спать на мои ноги. Я его пнула, свернулась калачиком и стала ждать рассвета. На рассвете я пошла смотреть как рассвет выглядит, снова бежала по песку и опять в итоге прибыла к костру с топором.

невырезанный кусок лога
‎Koalena: ‎мда
теперь-то я понимаю, что у моей школьной непопулярности были веские причины.
блин
почему я была тогда такая невнимательная?
‎Gremlinn: ‎
люди, бегающие на свободе с топором,
обычно могут себе позволить некоторую
невнимательность
‎end of невырезанный кусок лога
koalena: (Black)
Вот такую штуку обрела на блошином рынке.

Охотничий билет 39 года. The Palestine Jewish Hunters )
Буду благодарна, если кто-то, кто знает про это общество, поделится своими знаниями в комментах.


Непременно еще пойду.
koalena: (think&dream)
1991


А мы пойдем с тобой погуляем по трамвайным рельсам


Под моими окнами были трамвайные рельсы и все мои дни проходили под неслышное уже для меня дребезжание трамваев. Зимой звук глушили двойные, проклеенные от морозов, оконные рамы. Но в комнате, которую я делила с бабушкой Евой, зимой по ночам, когда трамваев уже не было, раздавались другие звуки -- бабушка стонала от боли. Она умирала, рак доедал ее и я не могла заснуть от ее стонов и не могла никак ей помочь. Это было страшно и дико неправильно -- что она, которая учила меня не ныть при болезнях, всегда держаться до последнего, тогда все и отступит, она превращается в худую слабую тень, которая не всегда узнает близких.

Я сбегала с уроков и задерживалась до позднего вечера в вычислительном центре, погружаясь в премудрости какого-то бэйсика и искусство обращения с ЕС10что-то-там и дисководом на восьмидюймовую дискету. Там не ощущалось течение времени -- вечное гудение компьютеров, ровный искусственный свет.

По вторникам, следуя уговору, я писала Сашке*, никогда не упоминая о бабушкиной болезни -- какой смысл рассказывать? Я хвасталась успехами в математике и программировании и отсылала ему задачки по геометрии похитрее. Он писал точно те же раз в неделю, о чем -- не вспомню, полагаю, что про примерно то же самое. История с розой висела где-то в воздухе, но на бумагу не ложилась.

На бумагу, но не в письма, а в мой дневник, хорошо ложилась история моей влюбленности в одноклассника и бурных переживаний по поводу его невнимания ко мне и наглого заигрывания с ним Гельки, а также впечатления от прочитанного, просмотренного и услышанного (школьный роман,в прочем, занимал процентов 80 от моей писанины, частично мой дневник того времени еще цел и перечитывать это ужасно). Близилось мое шестнадцатилетие, которое мне казалось каким-то рубежом во взрослость, на день рождения я позвала Сашку (на правах актуального "моего" парня).

За два дня до моего шестнадцатилетия бабушка умерла. Меня с Лемуром сразу же, ночью, отправили к дяде -- не путаться под ногами и пасти Лемура и двух моих кузенов. Я убедилась, что еда есть и дети не пропадут, и прорыдала в спальне с полсуток. Потом я нашла "Все красное" Хмелевской, стала читать, смеяться, ругать себя за совершенно неуместный хохот, продолжать читать... К следующему утру мне стало проще держать себя в руках, и тут приехал ничего не знавший Сашка.

Если бы мы были старше, то я бы выревелась всласть у него на груди, а он бы меня утешал. Но нам обоим было почти шестнадцать лет, поэтому я спокойно, как мне казалось, изложила ему последние события, вытерла слезы и сделала вид, что тема закрыта. За дверью бесились два мои кузена и сестра, в комнату рвалась течная кошка с диким мявом -- трудно слушать речи о любви под такой аккомпанемент, но я честно пыталась. Все равно мы стали играть в карты, потому что под кошкино пение оговорки получались какие-то живодерские и вместо "как хорошо, что ты здесь" получалось "да когда ж эта тварь заткнется?"

А еще мне не нравилось целоваться, так что я в качестве бесчеловечных экспериментов мазала губы мылом и мерзко хихикала, когда Сашка кривился. И подсовывала ему соленую воду для питья -- впрочем, когда мы играли в карты на поцелуи, он жульничал, так что можно считать, что баланс был соблюден.

На шестнадцатилетие он подарил мне какое-то невероятное количество роз и серебряное колечко с александритом. Кольцо я недолгое время прятала от родителей, сознавая, что такие явления их будут нервировать -- и была права.

Май, последний звонок, выпускные экзамены, безумной красоты платье и дурацкий выпускной вечер: самым лучшим в нем был просмотр "Звездных войн" в Зале Боевой Славы, я пыталась набраться храбрости и объясниться в любви своему однокласснику, наконец, но он куда-то свалил, а я в 6 утра пришла домой несколько этим огорченная; для сокращения пути и поднятия настроения я перелезла в белом дивном декольтированном платье через забор. Никто не пострадал, а насчет одноклассника я незамедлительно сделала нелестные для него Выводы.

Выводы были сделаны вовремя -- приехал Сашка. Прощаться приехал -- его семейство уезжало в Америку, прощались мы не навсегда, но как-то близко к тому, потому что из оттуда еще никто не возвращался. Зачем-то я подсунула ему свой дневник (со всеми стррастями по однокласснику, Гельке и прочими девичьими мечтами), за чем последовала полная драматизма сцена с падением в объятия, примирением, обещаниями вечной любви и тому подобное. Прекрасно верить во все это в 16 лет, у меня даже почти получалось, когда здравый смысл не напоминал про 5 предстоящих лет Политеха, дальность Америки и прочие простые истины.

Вступительные экзамены в июле, совсем-последнее прощание с Сашкой: его поезд в Москву останавливался в Омске на несколько минут, я пришла на вокзал; подаренная им необъяснимая зеленая шипастая пластмассовая ящерица с разинутой пастью долго жила у меня на столе и держала в зубах ручки.

Отработка после поступления в Политех была замечательная: всех (немногочисленных) девченок посадили в библиотеке с фотографиями всех первокурсников и пустыми читательскими билетами: заполнять билеты и вклеивать фотографии. Мы обсудили внешность всех будущих сокурсников, тем, кто нам понравился, достались обложки читательских получше и поновее. Здесь я хочу отметить, что черно-белые фотографии маааленького формата не могут служить достоверным источником информации о чьей-то внешности -- потом мы с удивлением видели в руках какого-нибудь страшненького юноши красивый читательский, или, наоборот, облезлую обложку у оччень привлекательного типа. На всякий случай о своих библиотечных отработках мы помалкивали.

Учиться было здорово -- после десяти лет с тупыми гопами (я имею в виду одноклассников) я попала в общество нормальных умных людей. Это было так прекрасно, что мне даже было легко вставать в 7 утра. Политех был прекрасен еще с одной точки зрения -- на моем факультете было много девушек (по сравнению с остальными). Много -- это 8 девушек на 60 человек на моей специальности. Сначала я записывала всех, кто со мной знакомился, когда за неделю число записей перевалило за сотню, я отсортировала имена по алфавиту, потом сгруппировала одинаковые и посчитала кого сколько, потом обнаружила, что вообще не помню, кто есть кто и выбросила листок, чтобы не заморачиваться. До последнего курса со мной здоровались совершенно неизвестные мне люди (у меня отвратительная память на лица), а я улыбалась и кивала.

Через месяц после начала учебы нас послали на картошку -- мы кое-как работали, играли в "дурака" и в преф, сидели на ведрах и разговаривали, однажды всей компанией сбежали с поля в лес, нас искали, а мы залегли на соседнем поле и не появлялись до того момента, пока все не пошли к автобусам, проигравшая в "дурака" веселая и красивая Люба орала в окно "Я коза, дайте мне капусты", юноша, у которого я по дороге на поле сидела на коленях, уснул, положив мне голову на плечо, и теперь считает, что он еблан...

Новый год был ДО первой сессии и после сдачи всех зачетов, мы собрались у меня. Я танцевала с тем, кто мне казался самым восхитительным, успешно его чаровала и мир определенно крутился вокруг моих каблуков. А потом мы с песнями пошли гулять по городу -- особенно хороша была композиция из трех идущих в обнимку не-буду-называть-по-именам, которые кренились беспрестанно в разные стороны, но не падали.

Это был разнообразный год, который плохо начался и хорошо кончился.



* Ссылки по теме: начало, продолжение, еще продолжение


P.S. Спасибо [livejournal.com profile] bagira, Инквизитору, Сашке и Милому Мирозданию за то, что все так сложилось.
koalena: (tsss!)
Давно-давно я училась на первом курсе политеха. В те времена музыкальный центр ажно на две кассеты с эквалайзером и с мощщными колонками был штукой редкой и дорогой, но крайне необходимой для устройства студенческой вечеринки дома (а больше все равно было негде). Такой монстр водился в хозяйстве Андрея, который был другом нашего сокурсника Женьки, и поначалу ездил с ним на все наши гулянки.
Празднование нового, 1992 года было у меня дома, и оно было совершенно незабываемым для многих участников по ряду личных причин (мало кто может забыть меня в низком декольте без бретелек), но ехать после НГ через весь город с музыкальной бандурой означало бы нарываться на неприятности, так что монстра оставили у меня на несколько дней.

За эти несколько дней я успела сходить на дискотеку в свою бывшую школу (нафига -- не помню, наверняка просто составила компанию своей лучшей подруге, которая там еще училась) и подцепила на этой дискотеке некоего Диму, который был, вероятно, одним из первых экспонатов моей коллекции идиотов. Дима, как и я, уже не учился в 85-й школе, он учился где-то в Москве, делал это уже год и своим переездом в столицу был аццки горд. Любую фразу он начинал с "а у нас в Москве", посему слушать его было презабавно, и т.к. я люблю делиться хорошей шуткой с друзьями, я позвала его в гости, чтоб лучшая подруга Надя тоже могла насладиться арией московского гостя, вдвоем смеяться веселее.

Приглашенный идиот оправдал все мои надежды -- он был прелестно напыщен, правда, за час он стал слишком однообразен для того, чтоб удерживать его на дольше или приглашать зайти еще. К сожалению, тонких намеков в духе "знаешь, мы с Надей скоро собираемся уходить и нам надо бы еще собраться" Дима не понимал и я стала задумываться о более выразительных фразах. И тут пришло спасение в лице Андрея с Женькой -- они должны были прибыть за музыкальным центром и я увидела машину под окном.

Надо сказать, что выглядели они не как облезлый от столичной жизни Дима или приличные мальчики в галстуках. Они оба были высокие, широкоплечие, в кожаных куртках, а у Андрея была еще и золотая цепь и короткая стрижка. Короче, ассоциации они вызывали вполне определенные и меня осенило.

Отвернувшись от окна, я сделала большие наполненные страхом глаза и, перебив Димино токование на полуслове, вскрикнула: "Они приехали!" Это дало мне долгожданную тишину, я выдержала драматическую паузу (маленькую) и торопливо продолжила: "Понимаешь, приехал мой парень* с другом... если они тебя тут увидят, я не представляю, что будет... они тебя искалечат!" Надежда, у которой всегда была хорошая реакция, немедленно подхватила и в три предложения поведала какой-то ужас про злую судьбу какого-то Диминого предшественника, с которым случился открытый перелом руки из-за того, что он на меня долго смотрел или еще из-за чего-то невинного. Мы лепетали хором какую-то муть и старательно изображали девичий переполох. Дима сильно изменился в лице и сказал, что ему надо срочно уходить, после чего схватил куртку и шапку с шарфом и попытался выйти сквозь закрытую дверь, не тратя времени на такие глупости, как одевание. Меня совершенно не привлекало заиметь на входной двери дырку в виде диминого контура, так что я любезно открыла дверь и быстро ее захлопнула, чтобы мы с Надей могли наконец-то сползти на пол в конвульсиях и от души поржать.

Андрей с Женькой пробыли недолго, крайне озадаченные тем, что нас обеих пробивало на вспышки внезапного и необъяснимого хохота.
Дима больше не проявлялся.


* wishful thinking, наглое вранье.
koalena: (roga)
Когда-то давным-давно в омской школе №85 в рекреации на втором этаже поставили пианино. Поставили временно, поэтому оно торчало там годами, и вся параллель научилась играть "собачий вальс". Кроме меня, естественно, я оставила эту затею после двух попыток -- совершенно невозможно пользоваться клавишами, когда они одинаковые и их так много!

Таким образом я прекрасно дожила до 32 лет, не умея играть никакой мелодии ни на каком музыкальном инструменте (енобычно для девочки из приличной еврейской семьи, хихи).
И вот свершилось! На подаренном Мирре ксилофоне о шести нотах мой свекр минут за 10 научил меня играть почти всего "Чижика-пыжика"! До "на Фонтанке водку пил" я могу исполнить практически без ошибок, а дальше я не знаю как играть. Если мне дать другой ксилофон, где нот больше, я уже не гарантирую, что сыграю.

А все потому, что слуха у меня нету. Вовсе. Бороться с этим в течение моей жизни пытались неоднократно: сначала моя бабушка, со своей консерваторией и сопрано(?) учила меня выстукивать за ней ритмы. В результате этого меня взяли в школьный хор (а потом услышали мое пение и выгнали оттуда). Потом некоторое количество моих подружек, все поголовно хоть по году отучившиеся в музыкалке, пытались научить меня сыграть хоть "чижика" или "собачий вальс" на пианино. Потом я пыталась научиться у своего бойфренда играть на гитаре. Бойфренда я бросила, ни одного аккорда так и не выучила, гитары не люблю. Потоооомм... да, потом [livejournal.com profile] smaug1976 упорно учил меня петь какую-то песню и аккомпанировать себе на пианино. Слова песни помню все, за мотив не ручаюсь, играть на пианино по-прежнему не умею, песню пою строго тогда, когда меня никто не слышит (и попробуйте меня обозвать негуманной после этого!), со [livejournal.com profile] smaug1976 я тоже рассталась. Примерно тогда же [livejournal.com profile] owl_ol научила меня песть почти целый куплет из другой песни и сказала, что у меня даже есть слух, только он не развит и поэтому хотя я слышу когда я вру мелодию или когда кто-то ее врет, я не могу ничего исправить. Это правда, у меня поэтому же произношение плохо ставится и быстро пропадает -- слышу, что вру, а исправиться не в состоянии.

Буду играть дочке "чижика".
koalena: (Sigara)
Помянутая несанкционированная трансляция фрагментов "Гостьи из будущего" в кабинет исторички была простой и милой: ей включили всего одну фразу "Заткнись, мымра!" Зато это прозвучало с потолка посреди какого-то ее гневного монолога.

К сожалению, радиорубка находилась метрах в 10 от кабинета истории, и в дверь стали настойчиво колотить.

Четвертый этаж, маршрут: окно — пожарная лестница — свалка металлолома внизу... Примерно на полпути я все же сбросила туфли по совету кого-то, кто спустился раньше меня, а с тех пары метров, которых не хватало до земли, я спрыгнула и меня поймали. Высоты я боялась еще очень долго.
koalena: (think&dream)
Наткнуться на книгу, которую я читала 13 лет назад. Скачать и завалиться с нею на диван. Читать и порой резко закрывать глаза, ловя яркие ощущения и картинки времен своего пятнадцати-шестнадцатилетия. Синее платье взамен формы, модный широченный пояс на самой тонкой в школе талии, программируемый калькулятор, влюбиться по уши, две косы назло всеобщей мании выглядеть старше, "Паскаль" и "Бэйсик", БК 1045 (?), продуть ему по очкам в "Тетрисе" и написать лучше него обе курсовые проги, прехорошенькие туфельки на каблуках (ни у кого таких нет), письма по вторникам, в отместку за внезапно вырубленное электричество в компьютерном классе (хотя я-то успела засейвиться) выдернуть из-под него стул, не попасться на тот же трюк, кольцо и охапка роз на мой день рождения, писать страницы в дневнике о том, как меня бесит Бесперстова, убийственное красное мини и очередные каблучки, учебная тревога и нас всех загнали в школьный подвал в темноту, он приобнимает меня — а я выпрямляю спину так, будто проглотила метр, на школьное фото все 14 дур красятся одной помадой, а я во время съемки поворачиваюсь ухом к объективу — добрая память, так и осталось, нас четверых едва не заловили на несанкционированной трансляции фрагментов из "Гостьи из будущего" в кабинет исторички — лезем в окно по пожарной лестнице, четверый этаж, на мне все те же каблуки, облажать его по всем предметам, кроме двух историй и химии, о которых презрительно заявить, что они мне не нужны, дать ему содрать уже ненужное мне сочинение, выпускное платье дивной красоты, скучно, все напились и пристают, влепила одному по морде и ушла смотреть "Звездные войны" в Зале Боевой Славы, встречать рассвет табуном в Парке Победы в чьем-то пиджаке и картонной кепке, чтоб классная нас не потеряла, в шесть утра свалить с выпускного и лезть в том чудном платье через забор, прощание с С., сцены у балкона, вступительные экзамены...

А что за книга — не скажу. Смеяться будете.
koalena: (Sigara)
дядюшку Тобиаса мы держали в ведре


В детском саду я почти всегда сидела в шкафу. Потому что там было тихо и никто не мешал читать и не приставал с глупостями вроде "поиграть в куклы". Шкафчик был несколько узок мне в плечах, но это неудобство становилось совершенно незначительным в сравнении с плюсами одиночества. Иногда, правда, взрослые начинали проявлять нездоровый, с моей точки зрения, интерес к тому, чем я занимаюсь: мама может припмнить, как у нее состоялась беседа с моей воспитательницей о том, почему ребенок читает "Старик и море". До сих пор не могу ответить, почему я это читала — ну нравилось мне, что тут такого? Сейчас уже не нравится, но мне уже давно не 5 лет.

И вот однажды меня извлекли из шкафчика и куда-то потащили. Я не была этому рада, но в 5 лет я была кроткой и вежливой, поэтому покорно перенесла натягивание на меня какого-то балахона и фуражки, села на стул и закрыла глаза от яркого, бьющего в лицо, света. Взрослым это не понравилось, и глаза пришлось открыть, придав лицу терпеливое выражение человека, вынужденного исполнять чужие глупые прихоти в надежде, что от него отстанут. Сработало — отстали почти сразу.
И вот что из этого получилось — 75k )
koalena: (Sigara)
Несколько дней назад ряд моих френдов развешивал свои детские фотографии, а я локти кусала, потому что все фото меня в подходящем возрасте были у моих родителей в столичном городе Иерусалиме. Но сегодня я туда съездила и вот, под катом — я.
я тогда моложе, я лучше, кажется, была — 53k )

НВП.

Sep. 15th, 2004 04:13 pm
koalena: (Sigara)
Вообще НВП у нас не было. Но изредка что было? )
koalena: (Default)
"Дракула" поразил меня с первого раза, в какой-то давний год, когда этот фильм Копполы показывали глухой ночной порой. Я со слипающимися глазами устроилась у телевизора, и, конечно, до конца фильма не могла перевести дух. Уснула я легко, а вот проснулась от первого в жизни кошмара: мое мохнатое одеяло вылезло из пододеяльника и его край коснулся моей груди. Мне немедленно во сне привиделась эта жуткая полузвериная рожа надо мной и лапа, которая меня придерживает. Сейчас морда приблизится и длинные клыки вонзятся в шею... С криком я отшвырнула одеяло, резко села и проснулась. Конечно, я перебудила всю семью.

Другим такого же масштаба ночным потрясением был визит соседской кошки. Эта юная леди возвращалась летней ночью по карнизу со свидания с котом моих соседей слева, и, видимо, ее голова была еще полна сладких воспоминаний, поэтому она не дошла до родного дома, а свернула на наш балкон и попыталась устроиться на ночлег у меня в ногах. Мне в тот момент снился какой-то полный приключений сон, где я как раз задремала у костра и почувствовала, что кто-то пытается связать мне ноги. Я слегка проснулась и увидела, что у меня на ногах копошится кто-то мелкий и темный. Дальше в моих воспоминаниях наступает путаница и расхождение с воспоминаниями пострадавшего Лемура: я считаю, что я крикнула "Горлум!", швырнула в существо подушкой и перепрыгнула через комнату на диван сестры, приземлившись на нее и отобрав ее подушку. Она же утверждает, что я кричала "крыса!" и отобрала подушку чуть ли не раньше, чем приземлилась. Дальше визжащих дочерей спасал папа, который нашел перепуганную кошку под письменным столом и выставил на балкон, откуда она успешно добралась до своих пенатов.



Вот на этой успокоительной ноте я и отправлюсь спать: рано ложиться, говорят, полезно. И попробуйте сказать, что 5 утра — это не рано.
koalena: (Sigara)
Школа № 85 города Омска была, есть и какое-то время еще будет чем? )
koalena: (Dialog)
Правая дверца, она открывалась первой и читать, что там )

А вспомнился мне весь этот инструментарий всего лишь потому, что вчера оказалось, что некоторые дырки в дискетах долбили молотком и какой-то фиговиной для резьбы по дереву. Какое варварство!
koalena: (Default)
Ассоциативные цепочки — штука малопредсказуемая, поэтому слова "пара переломов ребер" неожиданно вытащили из моих воспоминаний историю о том, как меня в университете обучали Основам Безопасной Жизнедеятельности.

Предмет этот я бы не отнесла к числу необходимых для будущих программеров, а количество часов, отведенных на эту дрянь, превышало количество, отведенное на Высшую Математику. Но это я отношу к издержкам провинциального советского образования — бездельников надо как-то пристроить, а вышку кому надо, и так выучит.

Так вот, ОБэЖо было ...читать про ОБЖ )

Profile

koalena: (Default)
koalena

April 2017

S M T W T F S
      1
234 56 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Syndicate

RSS Atom
Page generated Jul. 25th, 2017 12:47 am
Powered by Dreamwidth Studios

Expand Cut Tags

No cut tags

Most Popular Tags